Белый крест

Один умный человек любил повторять: сначала отбиваем своих, а потом разбираемся, кто виноват. Логика в данном изречении вполне ясная: свои всегда лучше чужих, даже если полные мрази и были конкретно неправы. Только понятная логика не всегда честна. У людоеда из племени Тумба-юмба она тоже есть. Своеобразная, но есть.
 
Что, например, движет теми, кто защищает педофила, растлевавшего несовершеннолетних детей? Если и вертухаи, и арестанты на этот вопрос смотрят одинаково. А уж более противоположные стороны представить сложно. Однако есть люди, для которых это всего лишь шалость на фоне великой правозащитной деятельности и борьбы с чудовищным сталинопутинским режимом. Т.е., если борец с Путиным готовит теракт, насилует детей и ест котлеты из котят, то он всё равно хороший и его нужно спасать любой ценой, т.к. тоталитарное государство подавляющее меньшинства всё равно ещё хуже. Это их логика. Их – вполне конкретных людей. Или нелюдей. Потому что есть поступки, которые для людей неприемлемы в принципе никогда, а для некоторых – иногда можно, что делает их чужими. Теми, у кого понятия не человеческие. Поэтому действительно есть свои и чужие. Только это не про политические взгляды, а про человек или не человек.
 
Московские протестанты с плакатиками “Ямыопускай” как раз и есть нелюди, но своих они будут отмазывать и опекать в любом случае, даже если их нелюди насиловали старушек на Лобном месте. Это несмешно на самом деле. Им можно всё, они всегда правы, и чем хуже, тем для них лучше. Только они своих не сдают. Каждый из московских протестантов будет получать качественный “грев” на весь срок, знаменитых адвокатов, моральную и финансовую поддержку, а когда выйдут – получат по премии имени какого-нибудь восточноевропейского чудака и начнут кататься с лекциями про то, как им было несвободно на мордовских курортах с невыразительными цифрами и биркой на груди. Сидеть они будут нежно, под пристальным вниманием общественности, лишь бы ничего не случилось. Для “хозяина” такие – всегда проблема. А наши будут отдыхать в одиночках, без зимней обуви и есть питательную баланду за счёт Отечества, которому они служили верой и правдой, но в какой-то момент оступились. Во многом благодаря тому, что люди, верные стране, ей не нужны. Они – идеологическая проблема. Не укладывающаяся в мир стабильного потребления.
 
Гражданин, призывающий устроить революцию, разрушить страну и фактически убить миллионы, в определённых сообществах воспринимается героем, в то время как ветеран нескольких военных конфликтов с пластиной в голове – преступник и бандит, которого нужно изолировать от гуманного общества. Вызывающий бурю гражданской войны, который хуже любого педофила, будет есть сырокопчёную колбаску и писать жалобы на режим, а русские воины, совершившие банальный грабёж – радоваться гречневой кашке. Так устроен этот мир. Выродок, всю жизнь гадивший на Россию, будет интеллигентно прогуливаться по похорошевшим собянинским улицам, а русский воин залезет в петлю от безнадёги. Тысячи таких судеб, миллионы. Русь нельзя любить за что-то, только вопреки. Наша страна – не территория комфорта. Только это несправедливо, когда герои уходят, а уроды кайфуют. Как там?
 
Справедливость не всегда законна, а закон не всегда справедлив.
 
Очень точное высказывание, но никто не спорит с тем, что грабёж или убийство не должны караться государством.
Вопрос в другом: почему они, которые не люди, своих поддерживают, а мы, грешные, своих забываем? Сколько по тюрьмам и зонам русских воинов в заточении? Виновны или не виновны – вопрос другой. Прошедших Афган, Чечню, Южную Осетию, Донбасс, Сирию и многие другие точки, где они были нужны Отечеству, Отечество забыло и кинуло. Чтобы лоснящимся московским манагерам было комфортнее.
Только как мы можем с этим жить? Пацаны там, а мы боимся даже слово в поддержку сказать. Никто не говорит, что не виноваты, только помощь арестантам есть долг. Это вопрос духовный, а не душевный. Наши – там, а мы ничего не делаем. У воров есть общак, а люди, которые были при погонах и воевали, никогда не будут воровской масти, а значит, лишены поддержки. Бывают исключения, но это закон. Воры – это воры, а служивые из другой касты. Они и для вертухаев чужие, и для коренных бродяг, которые с малолетства за забором. Кто их поддержит?
 
В Российской Империи было общество “Белый Крест”, покровителем которого являлся Великий Князь Михаил Александрович. “Общество попечения о нуждающихся семействах воинов, потерявших здоровье на службе” – так называлось. Может быть, пора возродить, с акцентом на тех, кто в заключении. Русских православных воинов, которые оступились, но нужны стране. А им нужна наша поддержка, духовная и материальная. Отправлять посылки, когда у самого в кармане пусто, можно и нужно, но без системной работы это будет не работа. Нужен фонд, который будет греть ребят, без криков “выпускай”. Просто поддерживать православных воинов, находящихся в заключении. Всё для этого есть. Это наши люди. И они за нами наблюдают с той стороны колючки.
 
Игорь Старков