Суверенная культура

Так уж получилось, что в нашей стране есть несколько параллельных художественных движений или отдельных культур, художественных традиций, находящихся в разных эпохах и одновременно в одной.

После Советов, слава Богу, сохранились многочисленные союзы художников, группы, школы и прочее фундаментальное. Советские художники, сохранившие дух и ремесло, но лишившиеся целеполагания. В нашей стране есть сотни и тысячи авторов, которые умеют работать, но не понимают, зачем. Живут по принципу: не могу не писать. И, слава Богу, работают. 

автор: Александр Теслик. Операция “Антитеррор”

Или: хочу признания любой ценой. Это касается как создателей умильных провинциальных натюрмортов, так и взрослых монументальных авторов, которые выставляются в серьёзных столичных залах. Первые, которые умильные, хотят выставок в городских залах Ярославля или Костромы, при всём уважении к этим замечательным городам, хотят заказы и продажи. Запросы скромные, сюжеты, обращённые к русскому пейзажу и быту. Причём с заметной любовью к архаике: самовары, лапти, босоногие девочки в национальных костюмах с малиной. Всё, конечно, очень нужно, но это взгляд в прошлое, а не в будущее. Художники из провинциальных художественных школ замкнулись на образах из прошлого. Как будто нет будущего, которое они должны конструировать. Это касается и тех, кто получил академическое образование в Петербурге или Москве и вернулся на родину. Да и оставшиеся в столицах хотят изучать мифы, историю, духовные практики, но практически в полном составе отказываются конструировать будущее.

автор: Алибек Койлакаев. Александр Невский.

Если зайти на академические смотры, то даже настоящее сложно найти. Красиво нарисованные грабли, кузница, туман над рекой. Нет гиперзвуковых самолётов, бороздящих просторы Большого театра. Посевных компаний на Марсе или открытия часовни на Луне. Это отдано на откуп компьютерным мастерами, но их всё время тянет в какой-то постапокалипсис. Ещё раз повторю, что желание видеть прошлое, а не будущее присуще и столичным художникам. Исключением в данном случае являются мастера, отправившиеся на Донбасс. По собственной доброй воле, по сути Добровольцами. Люди, которые не испугались. Это передовой отряд современного русского искусства. Который этого ещё не осознал, ибо тема живая и горячая.

автор: Светлана Щиблева

Или почему восхитительный художник Филипп Москвитин видит в основном героев истории, но не современности. У нас есть новые герои. Есть целая плеяда современных художников, изображающих важные исторические события, но их нет в будущем. Отдельно нужно отметить тех, кто занимается современным церковным искусством, прежде всего, круг Беликова и его проект “Икона после Иконы”. Ребята делают всё на самом высоком уровне. Однако, это только часть культурного поля. Категорически не хватает образов настоящего и будущего среди не только церковных авторов. Духовное может и должно переплетаться с бытовым, но в целом у этих направлений разные миссии. Одни воспевают Бога, а другие показывают мир людей. Это не борьба духовного и душевного, скорее, дополнение.

автор: Филипп Москвитин. Гражданин Косма Минин и
князь Дмитрий Пожарский в 1612 году.

Есть очень интересные и даже великие авторы, художники, умеющие рисовать и прошедшие фильтр постмодерна, в самом хорошем смысле этого слова. Это наследники Тимуровской Академии, и такие авторы, как Леонид Ротарь, Игорь Пестов, Павел Отдельнов. Академия это, прежде всего, Гинтовт. Даже Тобрелутц со своим миром.  Практически все эти авторы были собраны в проекте Арсения Штейнера и Антона Чумака “Новая Эстетика”, а теперь плавно перекочевали в проект ФРСИ “Актуальная Россия”, который выглядит вполне профессионально. Арсений вполне логично собирает авторов, достаточно провокативно, если кто понимает. Вполне можно констатировать, что это отдельное движение в русском искусстве, от Василия Слонова до Рината Волигамси. Это хороший и серьёзный уровень.

автор: Алексей Гинтовт

Есть ещё у нас концептуалисты, постсоветские, практически не отличимые от западных, по той причине, что они их наследники. И нельзя забывать про московский концептуализм. Особенный. Даже национальный. Они и сейчас развиваются и чувствует себя частью страны. Зачастую на негативе, но это есть и будет. Можно ли называть концептуализм искусством или считать его художественными практиками вопрос важный, но не основной. Если первая и вторая традиции давно уже оказывает влияние друг на друга. Хороший пример тому – группа “Россия”. Или как фотография влияет на современную живопись Отдельнова. Современная философия, визуализированная или не визуализированная может быть искусством, но с чётким разделением от традиционного искусства. Если это конечно возможно, в цифровой век. Однако, останутся, как приверженцы фундаментального, так и те, кто работает маслом, перерисовывая скриншоты из компьютерных игр, или делает сложные этно-психологические проекты, как Максим Ксюта.

автор: Иван Дмитриев. Дед Мороз.

Всё это наше современное и не ясно как его делить. Или не делить. Только у нас категорически не хватает стратегического понимания развития нашей современной культуры. Есть разрозненные движения, школы, фонды, типы, традиции, тусовки, всегда под чьим-то началом, но нет единого органа, который с верным понимания стратегии будет развивать современную русскую культуру и говорить со всеми, как с академистами, так и с концептуалистами. Наверное, какие-то государственные агентства уже есть, но это не работает. Хотя всё для перемен есть. Кроме государственной воли. Возможно, понимание и развитие русских культурных стратегий не может прийти из государственных кабинетов в принципе. Советского Союза больше нет и нет идеологии, даже каких критериев куда мы движемся, кроме как к многополярности. При этом многие механизмы работают почти как при советской власти минус цензура. Догадались, что нужен закон о суверенном интернете, а суверенной культуры не требуется? Многогранной, сложной, но прежде всего национальной.

автор: Серафима Пигида. Российские богатыри. Фестиваль “Время вперёд”

Совсем недавно узнал о фестивале: “Время вперёд” При поддержке Ассоциации машиностроителей России “Росспецмаш”. Вот что пишут про себя: “Организаторы фестиваля хотят вернуть идеи развития и созидания в искусство. Наполнив культуру идеей развития, а искусство – созидающим смыслом, можно в корне преобразить любого человека, обогатить общество и стимулировать благополучное развитие страны”. Звучит как мёд, и живопись приличная. Ремесленно и идеологически всё очень хорошо. Только они не понимают, что чужой файвикон на сайте нужно убирать, а работа Дмитрия Мясникова с трактористом должна превратиться в огромный баннер на сталинке и быть опубликован в модном глянце. Осознать эту мысль сложно, но необходимо. Современное русское должно быть сексуально, без разврата и пошлости. Дейнека даже был периодически излишен в своём стремлении к телесности. Сейчас это категорически не уместно. Хороший пример – группа Doping Pong. Они умудряются быть и сексуальными, и целомудренными, что казалось бы несовместимо. Их работы были на московских домах. Так, что англичан качнуло перед Олимпиадой, когда они увидели профили белокурых бестий. Для нового российского искусства нужно прежде всего создание множества концептуальных центров по всей стране, которые будут курировать развитие современного. Сейчас есть удачные проекты, хорошие начинания, резиденции, фестивали, но каждая тусовка сама по себе. Без единого центра принятия стратегических решений. 

Можно вспомнить про опыт института “Стрелка”, который действительно изменил Москву. Они, конечно, западники, но работу свою делают. Или в дизайне и медиа есть Лебедев, который тоже таки не ватник, но делает отличный продукт. Подобные центры влияния, взаимодействующие с государством, как частные так и государственные должны появляться во всех творческих сферах. От академической живописи до перформанса. Только с правильным целеполаганием, общественным влиянием и внутренним самоограничением. Замечательная Мизулина недавно сказала, что “чем больше прав, тем меньше свободы” На неё, разумеется набросились, хотя просто она не очень точно выразилась, но по сути верно. Свобода начинается с умения себя ограничивать. Рабы своих желаний всегда рабы. Они не могут быть свободными в принципе. Свободен лишь тот, который умеет себя сдерживать самостоятельно. Это касается искусства прежде всего. 

Игорь Старков

обложка: Леонид Ротарь

источник