Трансгендерная идеология уже добралась до России

Знаменитая детская писательница Джоан Роулинг оказалась в центре скандала, после того как заступилась за другую британку – Майю Форстейтер, уволенную за “трансфобные” высказывания в “Твиттере”. Весь скандал сообщает нам нечто интересное о современной либеральной идеологии, уже стучащей и в наши двери.

Форстейтер потеряла работу из-за нескольких твитов, которые были сочтены “оскорбительными и дискриминационными”. Она, в частности, написала, что “если мужчина делает макияж, обувает туфли и надевает платье, он не становится женщиной”, и вообще “мужчина не может переделаться в женщину”. Она пыталась восстановиться через суд, но суд постановил, что ее поведение может “создать запугивающую, враждебную, унижающую и оскорбительную атмосферу” и “не заслуживает уважения в демократическом обществе”.

Майя Форстейтер, комментируя решение суда, сказала: “Я полагаю, что пол – это биологический факт, и он неизменен. Есть два пола – мужской и женский. Мужчины и мальчики принадлежат к мужскому. Женщины и девочки – к женскому. Изменить пол невозможно. До самых недавних пор это принималось как очевидный факт почти всеми”.

Джоан Роулинг отозвалась на происшедшее твитом: “Одевайся как пожелаешь. Называй себя как хочешь. Спи с любым взрослым человеком, который согласен на это. Живи своей лучшей жизнью в безопасном мире. Но заставлять уйти с работы женщину, которая говорит, что пол существует?..”

Это вызвало поток гневных комментариев в “Твиттере” писательницы, которую обвинили в поддержке “ненависти и дискриминации”.

Нам это все может показаться чем-то загадочным. Одна женщина высказала очевидный факт – такой же, как “вода мокрая” и “2 × 2 = 4”, другая ее поддержала – в чем состав преступления?

Что же, рассмотрим все сначала.

Трансгендеры – это люди, которые психологически относят себя к противоположному полу. Это реальное и тяжелое душевное расстройство – человек глубоко тяготится своим «неправильным» телом, требует, чтобы его назвали именем, соответствующим его “психологическому” полу, а не реальному, добивается операции, которая должна придать его телу сходство с желаемым полом, потом всю жизнь пьет гормоны.

Люди, подверженные этому расстройству, и их родные испытывают тяжкие страдания – и, конечно, как и другие страдающие люди, вправе рассчитывать на наше сострадание и понимание. От душевной болезни, как от тюрьмы и от сумы, зарекаться нельзя.

Но людям, страдающим тяжелым конфликтом с реальностью, нельзя помочь, приняв их иллюзорную картину мира. Человек может испытывать реальный и мучительный ужас, полагая, что за ним гонятся масоны (или КГБ, или ЦРУ, или инопланетяне). Но мы не поможем ему, арестовывая по его требованию предполагаемых масонов и уверяя его, что он точно жертва их козней. Мы не поможем мужчине, полагающему, что он – женщина, заставляя всех соглашаться с ним.

Большая беда, что это расстройство оседлала политическая идеология, целью которой, конечно, не является благо бедных трансгендеров. Ее целью является утверждение своей власти. Со стороны она кажется безумной – но в этом безумии есть своя логика, которую нам стоит понять.

Эта идеология требует, чтобы все принимали представление трансгендеров о себе как реальное и обязывающее других людей – если, скажем, мужчина заявляет, что он женщина, с ним должны обращаться как с женщиной. Выдать ему документы на женское имя, допускать в женские раздевалки и душевые, принимать к участию в соревнованиях среди женщин, сажать в женскую тюрьму, если он совершит преступление.

Читатель, не следящий за англоязычными новостями, может счесть это бредом и фантастической антиутопией – но это уже некоторое время как законодательно закрепленная практика. При этом, конечно, страдают права настоящих, биологических женщин – которым приходится принимать душ и раздеваться в компании мужчин, проигрывать атлетические состязания гораздо более сильным “трансгендерным женщинам”, а на самом деле мужчинам, и даже подвергаться насилию со стороны сокамерников, которые сели в женскую тюрьму, уже под следствием записавшись в женщины.

Тут потихоньку ворчать начинают не только религиозные консерваторы, которые были против с самого начала, но и вполне левых и прогрессивных взглядов феминистки.

Есть диссиденты и среди медиков, которые бьют тревогу из-за настоящей эпидемиитрансгендеризма, когда детей и подростков объявляют “трасгендерами” без достаточных оснований, просто в порыве идеологического энтузиазма, а потом начинают усиленно вбивать им в голову, что они на самом деле принадлежат к другому полу, накачивают puberty blockers – гормональными препаратами, блокирующими нормальный процесс полового созревания, и готовят к операции, в ходе которой им необратимо отрежут “лишнее”. 

Идеологически подкованные консультанты внушают обеспокоенным родителям, что если они не поддержат “переход” своего ребенка к другому полу, то он непременно совершит самоубийство. 

И это несмотря на твердо установленный факт, что признаки гендерной дисфории (то есть отнесения себя к другому полу) у детей в абсолютном большинстве случаев проходят ко времени полового созревания.

Человеческая психика – штука хрупкая, и люди, страдающие теми или иными психологическими проблемами, затягиваются в эту трансгендерную воронку, а потом предъявляют претензии врачам, которые не захотели разбираться с подлинными причинами их жалоб, а сразу отправили их “менять пол”.

При этом биологически поменять пол невозможно – различия между мужчинами и женщинами слишком многообразны и глубоки, и после операции мужчина, увы, остается искалеченным мужчиной, а не женщиной.

Конечно, тут трудно не изумиться двум вещам. Зачем люди продвигают столь вопиющее и разрушительное безумие? И как им это удается?

Начнем с вопроса “Как?”. Механизм изменения общественного мнения был уже вполне отработан на гомосексуалистах. Вот есть люди, которые из-за своих особенностей – в общем-то, никому не мешающих – подвергаются травле, притеснениям и обидам. Отвратительные и бесчеловечные злыдни, haters, буквально “ненавистники”, выгоняют их с работы и даже из родного дома, осыпают оскорблениями и язвительными насмешками, избивают и убивают – на почве бессмысленной и слепой патологической ненависти. Вы кто – злыдень или хороший, добрый, сострадательный человек? Тогда вы обязаны поддержать политическую программу борьбы со злыднями и их злодейскими убеждениями.

Конечно, противники этой программы говорят, что можно же любить людей (как мы можем любить родственника-алкоголика или беспутного сына), но порицать их поведение. Однако массовые политические кампании не знают слова “но”. Есть только две стороны. Те, кто за вколачивание детям в голову прелестей однополой любви начиная с детского сада, – это сторона любви, разума, прогресса и всего правильного и хорошего, а те, кто против – те злобные фашистские гады, которые на стороне ненависти. Вы же за любовь и против ненависти?

Ровно те же методы манипуляции используются и для продвижения трансгендеризма – гнусные злыдни травят, доводят до самоубийства и вообще совершают “преступления ненависти” по отношению к бедным трансгендерам. Вы часом не злыдень? Вам лучше им не быть, потому что, сами понимаете, злыдень не сделает карьеру в нашей компании.

Причем преступлением ненависти (именно преступлением, наказуемым по закону) стало называться даже употребление “неправильного местоимения” по отношению к трансгендеру. А с работы можно вылететь за простое упоминание о том биологическом факте, что люди рождаются либо мужчинами, либо женщинами.

Зачем это все делается?

Вовсе не для того, чтобы облегчить жизнь людям с соответствующими проблемами. А ради гораздо более простой цели – власти. Установление и удержание власти предполагает контроль над сторонниками и подавление оппонентов; и в этом отношении тоталитарные режимы ХХ века накопили огромный опыт “промывки мозгов”. “Промывка мозгов” как технология опирается на неспособность человека долго жить в состоянии внутреннего разлада – если принудить его повторять какие-то лозунги, то сначала он будет делать это, давясь и плюясь, но затем уверует в них всем сердцем, “перевоспитается” и сделается ревностным адептом навязанного мировоззрения.

В этом отношении вопиющая, бредовая нелепость трансгендерной идеологии имеет свою вполне рациональную цель. Человек, который согласился с заведомым бредом, чтобы сделать карьеру или не лишиться работы, может испытывать неловкость, стыд и унижение – как человек, которого заставили проглотить какую-то гадость. У него есть очевидный способ избавиться от этого чувства – горячо уверовать, что это вовсе и не гадость, его не принудили к унизительному подчинению, а, напротив, открыли глаза, и теперь-то он на стороне любви и правды.

Более того, человек, согласившийся отрицать очевидную биологическую реальность по указанию либеральных – медийных и политических – элит, уже вошел с ними в отношения полного подчинения. Сказав “да” на это психологически довольно тяжелое требование, он тем более согласится на все, что ему еще прикажут. Уверует в любые нелепости и подчинится любым указаниям.

Потому, когда эта идеология будет стучаться к нам – собственно, уже стучится, нам важно понять, с какой манипуляцией мы имеем дело. Нет, мы не питаем ненависти к трансгендерам. Это просто люди, страдающие душевным расстройством, их совершенно не за что ненавидеть.

А вот властолюбивая тоталитарная идеология, которая использует их несчастье для циничной, холодной, лживой манипуляции, не заслуживает ничего, кроме разоблачения и отвержения. И, конечно, отказ повиноваться ей никоим образом не является проявлением ненависти. Напротив, это проявление любви к истине. И к людям.

Сергей Худиев

источник